Не говори, что ты идешь в последний путь

Майкл Голдшварц

$15.95

Это пронзительная повесть о Музыке и любви, о предательстве и ненависти; история о том, как душа еврейской пианистки, погибшей в застенках Лубянки, вселилась в рояль…

“Михаил, Вы меня очень обрадовали, прислав прекрасную повесть! И написана она великолепно. Не бросайте это дивное занятие – У Вас получается!”
Игорь Губерман

Предлагаемая вашему вниманию повесть или История, как ее позиционирует автор, называется по первой строчке песни, являвшейся символом еврейского Сопротивления — «Не говори, что ты идёшь в последний путь». Песня была написана Хиршем Гликом — молодым виленским поэтом на мелодию песни советского еврейского композитора Дмитрия Покрасса «То не тучи — грозовые облака» и стала одной из самых популярных еврейских песен времен Холокоста.

Она была даже известна, как «Гимн еврейских партизан» и, появившись на свет в 1942 году, мгновенно распространилась по еврейским гетто и лагерям. Даже в наши дни в День памяти узников Варшавского гетто её исполняют в качестве гимна еврейского партизанского подполья.

Это название может настроить читателя на героический лад. Но в том-то и дело, что в повести, которую нам рассказывает автор, он не найдёт ничего особо героического. В ней сколько угодно трагедии, но героев в ней нет. Мы видим жертв и палачей, но есть ли в ней победители? В этом стоит разобраться.

Думается, читатель сам отыщет подлинную мораль истории, рассказанной нам талантливым автором. Эта повесть в своей сюжетной основе не вступает
в противоречие с описываемой им эпохой. Неумолимая советская действительность довлеет над всем, за исключением одного — живого человеческого сердца, способного слышать звуки, не доступные большинству! Только чудесный инструмент души способен возвысить тебя над сиюминутной суетой окружающей действительности и показать нечто, выходящее за рамки обыденности, с её заданными извне правилами и понятиями.

Твердый переплет, 201 с.