Друзья и тени

Давид Шраер-Петро

$13.95

В поле зрения автора писатели и писателях. Среди них И.поэты: Иосиф Бродский, В.асилий Аксенов, Е.вгений Рейн, Дм.итрий Бобышев, А.лександр Дудин, В. Азаров и др.многие другие, с кем он встретился, когда они были еще «подмастерьями» и общался в течение многих лет.

В книге собрано множество фактов не только о поэтическом творчестве друзей автора, но и просто о их жизни. Вот как он описывает день рождения дочери одного скульптора-академика.

«Бобышев уплетал за обе щеки, как, впрочем, и остальные мои друзья. Найман несколько жеманничал. Рейн особенно усердствовал. Он, слава Богу, и по сей день сохранил завидное пристрастие к вину и закускам всяческого рода. Я не отставал от друзей. Голова приятно туманилась…

Академик поднялся. Оперся на стол, как на три буну. Или кафедру. Академик сказал что-то о нынешней молодежи, пришедшей на смену им — видевшим войну и разруху. Снова поздравил дочь Викторию. Оказывается, ее назвали Викторией (Победой) в честь XVIII съезда партии. Съезда победителей социализма, съезда, подводившего итоги 37-го года.

Бобышев, как натуральная охотничья собака, взял дичь. К тому же, оторвавшись от трапезы и подняв глаза, он увидел в отдалении, на столике — модель памятника Сталину. Сам памятник — огромную бронзовую фигуру вождя — тракторами и цепями стащили с пьедестала в памятные дни прошлого 1956 года.

Академик поцеловал дочь и хотел уйти, но Бобышев остановил его: «“Постойте, обождите!»!” Академик задержался у высоких белых дверей. «“Да, пожалуйста».”. Он ждал просьбы, ходатайства за кого-нибудь из студентов. Ах, эти молодые поэты, артисты, художники, музыканты!..

«“Подарите мне вот это»,”, — Бобышев указал на модель памятника Сталину. Академик молчал. «“Мне очень нужно. Очень». — «”. — “Но почему именно его? Хотите Пушкина? Вы — -— поэт. Вам Пушкин больше подойдет». — «”. — “Мне Сталин нужен»,”, — настаивал Бобышев. «“С дорогой душой, все, что хотите. Деньгами помочь? А этого не отдам. Он последний. Единственная копия. Оригинал переплавлен»,”, — выдавил академик. «“Потому и прошу. Чтобы и эту штуковину уничтожить. Всех, всех тиранов, всех идолов поганых уничтожить, переплавить, перетопить в Неве, в проруби. Вот тогда наступит наша окончательная Виктория”».