Записки афериста-антиквара

Борис Могилевский

$16.00

«Мой путь саморастрачивания и есть цель. Принятое для себя — тоже как цель — ничегонеделание, очень близкая сердцу самая нескучная и симпатичная форма разгильдяйства, давала возможность быть двуликим. Одна личность, зажатая в тисках безвыходности необходимостью кормить семью и платить по счетам, вынуждена была, живя и работая, попутно заниматься аферами и обманами. Зато вторая личность была абсолютно свободна.

Отодвинутая от реальной жизни, суть второй личности жила по правилам другого времени, — времени иных понятий и отношений, времени, когда ценой жизни защищали свою честь и честь семьи, когда удивительными поступками и стихами завоевывали сердце избранной любви.

Современное бытие с его совокуплением шаблонов, отсутствием манер и джентльменских понятий вызывает неприятие и презрение к тому, чего нельзя избежать, в том числе и к действиям, описанным в рассказах. Первой личности скучно обыкновенное. Создание острых экстремальных, иногда смешных, игровых ситуаций в задуманных аферах — это заполнение пустоты и утоление голода по острым ощущениям, который всегда возникает в размеренной обыкновенной жизни среди обыкновенных людей.

Благодаря неотрывному давлению и помощи моего старшего сына Семена Могилевского, я описал в книге все эти аферы, обманы, тюрьмы, события разных лет в России и Америке. Все рассказы правда — без вымысла и прикрас. Почти всегда удачные аферы приносили кроме денег веселое наслаждение, душевный огонь молодости и уверенность в себе самом. Праздная направленность ума толкала все к новым подвигам и торжествам.

Последние годы я занимался тем, что покупал старую живопись высокого качества, переделывал ее, дописывая и переписывая под известных мастеров, и в красивых старых настоящих рамах ставил на продажу на провинциальных аукционах разных штатов — без подтверждения их подлинности, то есть так называемого «Attributed to this artist», — опять же развлечения ради и пользы для.

Смерть моей любимой жены, которая спасла меня от рук КГБ и от третьего срока, уговорив все бросить и уехать в Америку, повернула мою жизнь в другую сторону. Ей — моему ангелу-спасителю, леди Лидии Могилевской-Бричевой я посвящаю эту книгу. Ей, милой, и стихи Оскара Уайльда:

Из сердца — стебель белой розы,
И красной — изо рта!
Кто может знать пути Господни,
Веления Христа?»

282 с.