В ИЮЛЬ КАТИЛО ЛЕТО 2016-го…

Venya Liberty News


Панорама, Лос Анжелес, #29, July 20-26, 2016, страницы 10-11

В июль катило
лето 2016-го

В ИЮЛЬ КАТИЛО ЛЕТО 2016-го…

Никогда политика Америки не кромсала себя таким количеством жестоких гипотенуз, как в первую неделю 2016 года! Все смешалось в Вашингтонском политическом котле: кандидаты, прокуроры, бывший президент, будущий президент, директор ФБР и 99-летний закон всплыл из недр американской истории, 83-летняя судья Верховного Суда… И все это не включает, что впервые в Америке, в Далласе, появился черный массовый убийца… А ведь это завсегда была эксклюзивная вотчина белых… А тут и праздник День Бастилии превратился в кровавый…

Постараемся разобраться во всей этой кутерьме: Кто, Что, Кому и Почему.

Все началось, когда закончилась политическая гонка в кандидаты президентов от партии демократов и республиканцев. На предложенные опции народ ответил большим и громким «„фэ“ на оба ваши дома!». Как еще можно пояснить, что Хиллари Клинтон гордится, что у 60% она имеет негативный имидж, лишь потому, что подобный имидж Трампа на 10% выше! Под этими темными тучами и происходит подготовка к партийным конвенциям, где после закрытых торгов и будут сколочены коалиции в поддержку кандидатов.
Если в партии демократов победительницей вышла Пиковая Дама (да, Хиллари красит волосы… как и Трамп) со всеми атрибутами, бряцая своим опытом, контактами и знаниями, то со стороны республиканцев Дональду Трампу остается гордиться лишь одним достоянием: «У меня отличный мозг»! У каждого кандидата есть шкаф, полный известными и неизвестными скелетами, которые могут разрушить оставшиеся шансы на победу в ноябре 2016 года.


Несколько слов о тактике Трампа, которая привела к позиции, которая называется в бизнесе – hostile takeover – а именно: враждебный захват Республиканской партии. Его тактика состояла из двух пластов. Первый: его рецепты для решения двух неоспоримых проблем Америки — нелегальная иммиграция и возвращение потерянных рабочих мест. Второй: своих 16 конкурентов он скосил, используя детский трюк, который он освоил еще в средней школе-интернате Военной академии, куда отец сослал его. Это, создав ярлык, пользоваться им для характеристики оппонента. Как минимум, эта тактика требовала гротескной защиты, наподобие: «Нет, я не такой мало энергичный» (Буш) или «Нет, я не так уж много потею!» (Рубио). К громадному сожалению, пресса Америки, стремясь к увеличению количества зрителей и подписчиков, не отреагировала категорически отрицательно на подобную тактику.

Если поведение Дональда Трампа можно охарактеризовать как поведение так и не повзрослевшего мальчугана, то проблемы стреляного политического воробья Хиллари Клинтон – это не просто стать президентом, но создать исторический прецедент – стать первой в истории США женщиной-президентом. Ведь она прошла чрезвычайно длинный политический путь и является символом американских шестидесятников. Путь этот был тернист и полон ошибок, провалов и даже осужден судом…

Кто помнит, что на ее первом посту в комитете Конгресса, где демократами рассматривалось дело об импичменте Никсона, Хиллари была уволена из-за непрофессионального поведения, а именно: лжи и манипуляций ради достижения политической цели. Когда спросили Джерри Зайфмана, ветерана Демократической партии, почему он уволил Хиллари, он ответил: «Потому что она лгунья. Она участвовала в планах, нарушающих Конституцию, законы Конгресса, правила комитета и нормы секретности».

В первой каденции Билла Клинтона Хиллари решила практически единолично, хотя и с помощью своего друга Айры Магазинера… и более 500 служащих изменить коренным образом всю структуру медицинского страхования с целью добиться реформ, подобным планам Обамы. Этот громадный штат, занимался своими разработками без гласности, ответственности и официального юридического мандата. Под широким давлением Билл заставил Хиллари бросить эту затею. Суд разрешил супруге выполнять подобную функцию, но категорически осудил засекреченную деятельность комитета. Много томов написаны на эту тему, включая агента ФБР, который обслуживал чету Клинтон.

Особый интерес в эти предвыборные дни вызывает обсуждение поведения Хиллари перед комитетами Конгресса в бытность ее госсекретарем, а специфически — о ее халатном хранении секретных документов, что граничит с криминальной небрежностью. Вот как это началось:

13 января 2013 года Хиллари регистрирует свой почтовый адрес на личном адресе Билла – clintonmail.com. Новый адрес Хиллари находится в собственном доме четы в Чаппакуа, пригороде севернее Нью-Йорка, и является личным сервером.

21 января Хиллари принимает присягу как госсекретарь в администрации Обамы.

18 марта 2009 Хиллари перестает пользоваться ее прежним сенаторским адресом. Вся ее прежняя переписка исчезает бесследно.

1 февраля 2013 года Хиллари покидает пост госсекретаря.

3 марта 2013 журналист объявляет адрес электронной почты, [email protected], который он извлек из письма Сиднея Блюменталя, бывшего сотрудника Билла, который был добыт хакером… Хиллари меняет свой адрес… Начинается свистопляска вопросов прессы и ответов Хиллари, в которых появляется ложь и характерные юридические уходы от прямых ответов. Этот процесс имеет добавочных 35 стадий, которые закончились на прошлой неделе вызовом Хиллари на закрытое обсуждение с агентами ФБР.

1. Показания Хиллари дала без присяги.

2. Записи 3,5 часов этой беседы не существует.

3. Показания Хиллари не сравнивались с ее прежними, данными под присягой.

4. Директор ФБР Джеймс Коми принял выводы участвующих агентов без их опрашивания.

5. Коми решил не подавать иск в следующую инстанцию и закрыть дело на основе двух слов на латинском языке.

5 июля, выступая с 15-минутными пояснениями, директор ФБР представил Хиллари виновной по всем обсуждаемым пунктам, но не достаточно виновной для передачи дела генеральному прокурору.

Коми представил отчет расследования, которое вели в основном 15–20 агентов ФБР на протяжении почти года, чтобы раз и навсегда выяснить центральные темы:

а) была ли засекреченная информация неправильно сохранена или послана с личного сервера в нарушение федеральных указов, что является уголовно наказуемым нарушением;

б) было ли это сделано с целью или по халатности (grossly negligent);

в) Grossly negligent — юридический термин, на его основе Коми построит свои выводы, сведя его лишь к extremely careless.

Вот его основные выводы:

1. Хиллари пояснила свое решение создать и пользоваться личным сервером ради удобства пользоваться одним мобильным телефонным аппаратом. Но, будучи госсекретарем, она, однако, одновременно пользовалась не одним аппаратом, а многими.

2. Хиллари пользовалась не одним частным сервером, а несколькими.

3. Из 30,000 e-mails Хиллари предоставлены 110, которые были разосланы 52 ветвям адресатов и были объявлены как содержащие засекреченную информацию. 8 из этих ветвей содержали сверхсекретную информацию на тот момент, когда они были посланы. 36 ветвей содержали секретную информацию и остальные 8 секретность низкого ранга.

4. ФБР обнаружило добавочные 2,000 электронных писем, касающиеся Госдепа с различными грифами засекреченности.

5. Среди добавочного тысячного количества официальных писем было обнаружено 3 засекреченных документа.

6. Использование личного сервера и его смена несколько раз привели к невозможности полного сохранения и архивизации документов.

7. Сортировка и проверка более 60,000 электронных писем, сделанная адвокатами Хиллари в 2014 году, была поверхностной: они не читали сами письма, а только темы (subject). Адвокаты уничтожили сами письма, как и упоминание этих документов в их личных компьютерах.

8. ФБР не обнаружило, что Хиллари и ее коллеги намеренно и злоумышленно пытались нарушить законы, но нашли доказательства, что они были extremely careless с чрезвычайно оперативной и абсолютно засекреченной информацией.
Существующий юридический принцип mens rea – умышленное вредительство – не был доказан. Но mens rea не требует точного знания закона, а требует доказательств, указывающих на то, что ваши действия являются wrong act, т.е. неправильными, вредными, незаконными, преступными.

9. Существует достаточно документальных доказательств, что Reasonable person (мы вернемся к этим двум словам) должны были знать, что подобные коммуникации не позволяются в незащищенных системах. Уровень защитного предохранения личных серверов Клинтон был ниже не только любых государственных систем, но даже такой популярной гражданской системы, как Google.

10. Госсекретарь продолжала пользоваться личным сервером во время загранпоездок, включая недружеские страны, где теоретически не представлялось бы большой проблемой взломать и войти в ее личную почту. Мы представляем, что подобные попытки увенчались успехом, хотя у нас нет явных доказательств для стопроцентного утверждения. Электронный адрес Хиллари Клинтон был известен большому числу людей.

11. На основании этих исследований я решил сделать мои предложения генпрокурору в открытой форме. Наше мнение, что ни один разумный прокурор (Reasonable Prosecutor) не представил бы подобное дело суду.
Народ, находящийся в зале, безмолвствовал.

Аргументы и факты, представленные Коми, можно разделить на две группы: второстепенные и центральные. К второстепенным я отнес бы его теоретический вывод – «Ни один разумный прокурор…» — этот вывод построен не на факте, а на отсутствии факта, что этот закон никто не использовал на протяжении 99 лет… Но это на 100% означает, что были подобные случаи и что поведение Хиллари Клинтон не подлежит этому закону, потому что оно охарактеризовано иными словами.

Давайте вчитаемся в слова Коми. Он пользуется словом разумный — reasonable, слово, которое употребляется в юридической практике, когда судья инструктирует присяжных… beyond the reasonable doubt! To есть, директор ФБР взял «слова и ноты» из совершенно иной «оперы» и втиснул их в свои, личные аргументы, подсознательно подталкивая слушающих задуматься: действительно ли в этом случае нельзя утверждать, что не остается и йоты сомнения насчет вины Хиллари Клинтон?

Но вернемся к ключевому аргументу Коми. Хиллари Клинтон, по его словам, и приведенным им фактам нарушила разные законы и не говорила полную правду. Он охарактеризовал это поведение как – extremely careless. И, так как нет закона, осуждающего государственных чиновников за это, Коми не находит Хиллари потенциально виновной, не передает дело в Большое жюри, не передает дело на усмотрение и решение генпрокурора, а просто закрывает его. Но ведь это не точно. Ведь в Америке судят и судили сотни тысяч раз за поведение extremely careless – и врачей, и адвокатов и даже тетю Нюшу, которая не вытерла насухо пол в каком-то супермаркете, где поскользнулась, упала и повредила бедро г-жа Джонс.
Коми поясняет, что, если бы Хиллари Клинтон делала все описанные нарушения с целью нанести вред, вот тогда бы он, Коми, пришел бы к выводу, что эти же нарушения подходят под графу grossly negligent, и тогда бы она была бы виновна в тысячах нарушений…

С чисто лингвистической точки зрения эти два слова careless и negligent практически синонимы. Вот как переводит их словарь: «careless — небрежный, неосторожный, легкомысленный»; «negligent – небрежный, неряшливый, халатный, невнимательный к своим обязанностям». Да, «невнимательный к своим обязанностям» и создает оттенок, различающий эти два слова. Но, ведь каждый секретарь, включая Госдеп, дает официальную клятву сохранять и исполнять все законы страны. Почему Коми, определяя вину Хиллари, не использовал определение gross negligent?

С 29 июля 2015 года на сайте ФБР находится информация о некоем 50-летнем Брайяне Нимишура – маленком винтике в региональном инженерном подразделении американских войск в Афганистане (2007–2009), который, для удобства скопировал на свой лэптоп невинную информацию на самом низком уровне – Classified Materials. После ухода из армии Брайян продолжал хранить эту информацию на лэптопе, вопреки правилу, что эта информация могла храниться лишь на компьютерах Пентагона. Но Брайян хранил ее на личном лэптопе, которым он пользовался и вне базы в Афганистане, а затем вернулся с ним в США. Он сам рассказал об этом в 2012 году при регистрации во флот. После этого он стер большинство информации. При расследовании агенты ФБР нашли нестертую информацию… Брайана осудили за все это, включая материалы, которые он стер! Но ведь стертая им информация продолжает существовать на тысяче других компьютеров Пентагона. А вот официальная государственная информация, стертая работниками и адвокатами Хиллари Клинтон, – исчезла навсегда. Брайян получил 2 года условно, $7.500 штрафа и навсегда был лишен всех допусков. Сравните этот подход ФБР с тем, который был использован Коми… Неужели Хиллари, подобно национальным банкам слишком велика, чтобы провалиться? Is Hillary is Too big to Fail?

Пару слов о личности и карьере самого Джеймса Коми, которые прольют свет на вышесказанное, особенно в сфере политики и создания своего имиджа в правительственных кругах.
Корни этого процесса ведут к октябрю 2003 года, когда президент Буш назначил Джеймса Коми на пост заместителя генпрокурора. В декабре представители администрации Буша требовали от генерального прокурора представить легальный базис для прослушивания телефонов людей, находящихся на территории США. Генпрокурор Джон Ашкрофт находился в госпитале, и к нему приехали представители президента уговорить его продлить это право, после того как его зам и действующий генпрокурор Джеймс Коми отказал им в этом. Коми отказался продлить действие этого юридического акта и, таким образом, доказал администрации и прессе, что он независимый игрок, так как он числился в рядах Республиканской партии. На выступлении 7 июля перед Комитетом Конгресса по контролю над Правительством, который длился почти 5 часов, Коми втиснул интересную и почти незаметную сноску: «Я сейчас незарегистрированный член Республиканской партии».

Следующий скандал, который приподнял Коми, были бури по поводу того, кто же передал секретную информацию об агенте ЦРУ, супруге Джосефа Вильсона, после того, как он опубликовал критическую статью в «Нью-Йорк таймс» о войне против Саддама Хуссейна. Эту информацию передали консервативному журналисту Роберту Новаку зам. госсекретаря Ричард Армитаж (Richard Armitage) и Карл Роув (Karl Rove), советник Буша. По этому поводу началась национальная свистопляска: как это возможно, чтобы работники Белого Дома предавали секретных агентов ради сомнительных политических целей? Чтобы снять с себя подобные подозрения, Коми, который тогда был членом Республиканской партии, вспомнил про своего друга Патрика Фитцджеральда из Чикаго, которого он решил назначить специальным независимым прокурором и который не был ответственен ни перед кем. Позже Фитцджеральд уговорит Коми серьезно расширить его мандат и потребует, чтобы многие сотрудники Белого Дома предстали пред Большим жюри… Центральным подозреваемым в утечке информации о Валери Плам станет глава администрации вице-президента Чейни – Скутер Либби. Абсолютно невинный человек был признан виновным и осужден. Его главная вина была его слабая память. Корреспондент «Нью-Йорк таймс», Джуди Миллер будет осуждена за отказ сказать, кто был ее источником информации и сядет за это в тюрьму. Позже, в последний день перед уходом, президент Буш сократил срок Либби, но не помиловал его! Фитцджеральд достиг короткого списка в очереди получить должность директора ФБР от президента Обамы… Однако директором ФБР был избран на 10 лет Джеймс Коми.

P. S. Хиллари высказалась открыто, что министр юстиции, она же и генпрокурор, ей очень нравится и она (Хиллари) размышляет о ее будущем назначении в своей Администрации.

P. P. S. О будущем Коми… ни слова… Ведь у него мандат на эту должность до 2023 года!

Часть 2-я. Шквал дебаты и конфетти на конвенциях…


Previous PostNext Post