Novoe Russkoe Slovo: The Artillery Bombards Our Own

Venya Liberty News


Критика поведения и политики еврейско-израильского общества так же естественна, как смена дня и мочи. «Первому лидеру» Моисею досталось и от Бога, и от народа, пото­му что он шел не тем путем. Казалось бы, эта исходная точка и бесконечные перипетии еврейской судьбы создали в еврейской этике, с одной стороны, богатый опыт терпимости, а с другой – некоторые «красные линии», которые опасно пересечь.

Сегодня Израиль находится под невероятным давлением со стороны своих прежних полити­ческих союзников: Евросоюза, Турции и нынешней админист­рации в Вашингтоне. Но на фоне провала американо-европейских усилий решить дипломатическим путем проблему обладания Се­верной Кореи и Ирана ядерным оружием изменилась не только линия самого фронта, но и его сущность. Отсутствие военного решения в Ираке и Афганистане придает добавочную инерцию тому, что будет считаться полити­ческим достижением.

Приведу три последних крити­ческих выступления представите­лей израильской интеллигенции – журналиста, писателя, академика.

У журналиста Ури Мисгава в газете «Едиот Ахронот» «ружье выстреливает* уже в самом на­звании статьи о солдатке, ко­торая сфотографировалась на фоне подозреваемых задержан­ных палестинцев на проверочном армейском посту в 7:32 утра. На этой фотографии Еден Абаржиль, 18-летняя девушка-сержант, пози­рует на фоне “трех палестинцев со связанными руками и повязками на глазах. Статья называется «Ба­нальность оккупации». Подзаго­ловок ее гласит: это фото не о тех, кто изображен на нем, оно… о нас всех. Название статьи обыгрыва­ет название книги Ханны Арендт «Банальность зла» – о суде над Эйхманом 8 Иерусалиме в 1961 году, и, таким образом, поведе­ние израильского общества срав­нивается – сознательно и под­сознательно – с исполнителями Холокоста. Это название должно также указать, что автор статьи — интеллигентный, образованный и авторитетный человек.

В следующих восьми абза­цах Мисгав. используя анали­тический метод деконструкции, старается доказать свой тезис о банальности побежденных и униженных: руки арестованных связаны пластиковым шнуром, которым пользуют инсталляторы, глаза закрывает повязка, которая используется для чистки авто­матов, ракурс съемки обрезает левого и правого заключенного, что как бы говорит о том, что они не люди… Мисгав рассматривает эту фотографию в ряду множест­ва других постыдных документов человеческого унижения и видит 8 ней естественное звено в не­прерывной цепи, начинающейся черно-белыми снимками в на­цистских лагерях и кончающейся тюрьмой Гуантанамо на Кубе и тюрьмой Абу Грейб в Ираке. Для истории Израиля, считает он, этот снимок невероятен. «Пос­мотрите на Эдем (рай), и вы увидите нас». В конце статьи Мисгав пишет, что Армия обороны Израи­ля мгновенно уволила эту девушку-сержанта, объявив, что она не будет призываться на резервистские сборы.

Пользуясь методом реконс­трукции, представьте себе, каким количеством ненависти к себе и израильскому обществу полон Ури Мисгав, называя всех изра­ильтян обществом оккупантов, вот уже пятый десяток силой кон­тролирующих другой народ…

Йорама Канюка считают одним из ведущих писателей Израиля, он принадлежит к легендарному поколению бойцов Пальмаха, ко­торые сражались в Войне за не­зависимость. Его последняя кни­га, вышедшая весной 2010 года и ставшая бестселлером, так и на­зывается – «Ташах», что в перево­де значит «1948-й год». В первой главе он описывает «туманные» цели той войны и еще более не­однозначного командира Бени Маршака. В это же время в изда­тельстве «Либерти» вышла книга Апона Гука: «Мой Западный берег. Записки солдата израильского спецназа», е предисловии к ко­торой я тоже пишу о том же поли­труке Пальмаха – Бени Маршаке.

Как радикально отличаются эти две зарисовки! В моем пре­дисловии Маршак – человек, выросший в кибуце и решивший вдохновить молодых бойцов. Именно поэтому Бени Маршак, ответственный за моральную подготовку бойцов в Пальмахе до и во время Войны за неза­висимость 1948 года, снабдил бойцов книгой, переведенной с русского. Эта книга, имевшая подзаголовок «Повесть о страхе и бесстрашии», называлась «Во­локоламское шоссе», написал ее Александр Бек, и рассказывала она о героях-панфиловцах. Она должна была создать психоло­гическое настроение молодой армии Израиля. На иврите книга называлась «Аншей Панфилов» – «Люди Панфилова». Под этим на­званием она больше подходила израильским солдатам, которым пришлось защищать не только свою географическую террито­рию, но и свою глубокую истори­ческую цель.

Приведу здесь лишь выдерж­ки из первой главы книги «1948 год», карикатурно изображаю­щие того же Бени Маршака и ту войну, как показатель отношения Йорама Канюка к историческому восстановлению Израиля в том роковом году.

*…И был с нами тот сумасшед­ший малый Бени Маршак – поли­трук (слово, вошедшее в иврит), светский хасид, который мечтал о еврейском государстве, и от этих чаяний он был непрестанно соплив, проклиная врагов Изра­иля даже во сне… Он кричал – а это он умел, – что наконец-то мы должны создать государство. А мы думали: какой жалкий этот че­ловек: влюблен в страну, которой не существует… Наш Бени воис­тину верил в эту страну вот уже две тысячи лет и несколько дней и из-за этого не спал, не ел, не пил и не мылся уже два месяца. Все это время он был озабочен сози­данием страны, которую никто не мог очертить, а сам Бени, стара­ясь описать ее, тут же чувствовал спазм в горле и начинал рыдать… Все это нам надоело, и мы ре­шили, что нужно что-то сделать в этом направлении и создать для Бени страну, чтобы он наконец-то отцепился от нас…

…Кто-то услышал по радио, что Бен Гурион заявил о создании государства, и предложил спеть Хатикву. Мы сказали тому парню, что даже не знаем слов этой пес­ни, и вообще, Бен Гурион заявил об этом в Тель-Авиве, а мы в ок­ружении в Иерусалиме, в Баб эль Вад. После этого мы легли спать.

…где-то в четыре или пять утра Бени проснулся другим челове­ком, как будто два тысячелетия и несколько дней свалились с его плеч, он превратился в мо­лодого, буйного, смеющегося, танцующего и поющего (скорее, выкрикивающего) Хатикву. Все это он делал, потому что прина­длежал к тому поколению, кото­рое думало – кто больше кричит, тот и прав… И он танцевал какую- то хасидскую хору, которую они привезли с собой из диаспоры… Это была хора одного человека, умноженная на двухтысячелетие и несколько дней… И это самое смешное, что произошло в ту вой­ну – что во время сна и танца хоры я создал страну».

Следующие главы также на­сыщены негативными описани­ями и самоуничижением: «Израиль – это государство мертвых. Он был создан ради мертвых… и вы привезете сюда кости евреев, чтобы похоронить их здесь, и ста­нете здесь храмом накопленной пыли мертвых евреев». Подобное описание истории создания ев­рейского государства ведущим израильским писателем нельзя назвать иначе чем «банальность историографии», которая ставит под сомнение само создание и будущее еврейского государства.

Израильская Академия полна профессуры, которая тоже ставит под вопрос создание и существо­вание Израиля. На эту тему было написано множество статей, но инерция этого процесса, к боль­шему сожалению, продолжается.

Один из последних примеров этой так называемой школы – статья историка Отдела еврей­ской истории Иерусалимского университета Дмитрия Шуйско­го, который, рассуждая формаль­но, приходит к выводу о «наших правах на Яффо и их правах на Хайфу». Эта статья была опубли­кована в газете «Хаарец». «Обе стороны, – пишет Шумский, – не могут разделить имущество, не имея на него равных прав. Две национальности не могут разде­лить страну без предваритель­ного признания прав на нее. Ни одна из сторон не признала права оппонента на эту страну в качес­тве родины и права на ее нацио­нальное имущество.

Поэтому… должна быть изме­нена логика подхода для реше­ния раздела, а именно: эта тер­ритория должна быть признана обеими сторонами как общая родина еврейско-сионистского и арабско-палестинского движе­ния. Принятие такого подхода еврейско-сионистским движением будет чрезвычайно трудным, по­тому что оно требует отношения к палестинцам как к полноправным претендентам на эту землю. Это потребует признания израильтя­нами права палестинцев на Хай­фу, Акко,  Лод,  Хеврон и Иеруса­лим и, таким образом, признания того, что права палестинцев не меньше прав евреев…

Поэтому есть лишь один вы­ход – создание еврейско-палес­тинского государства, то есть одного государства для двух на­родов – евреев и палестинцев.

…Эти два народа, живущие на одной территории, никогда не согласятся на разделение на два национальных государства, если это разделение не будет лишь предвари тельной стадией на пути создания единого

двух-национальногс государства».

Логично и холодно, как в мор­ге. Жаль, что Шумский, профес­сор истории, использовал все трюки демагогии, но не коснулся самых неоспоримых фактов. Та­ким образом, он дважды грешен: во-первых, в создании истори­ческой и моральной уравниловки между двумя народами; во-вторых, в приятии Зла – будь оно нацистское или коммунистичес­кое – как легитимной морали и права, если в него верят, наравне со всеми другими.

Да, еще в Библии, Исаия 49:17, ясно высказано пророчество: «Враги и разрушители твои из тебя выйдут». Но неужели пророк подразумевал ведущих академи­ков, журналистов и писателей Из­раиля в 5770 году?!

В сентябре почти одновремен­но произошли два события, ко­торые должны заставить друзей Израиля задуматься о размерах проблемы имиджа Израиля и от­ветах, предлагаемых правитель­ством.

В начале сентября популярный еженедельник «Тайм» на облож­ке впрямую «пальнул» в Израиль обвинительным выводом: «Поче­му Израиль не интересуется Ми­ром».

С израильской стороны пос­ледовал «ответ», который трудно не назвать любительским. В се­редине сентября Юлий Эдельштейн, министр информации и диаспоры, начал новый проект: «Рассказываем об Израиле» – вы­езжающим израильтянам предо­ставляются брошюры и лекции для улучшения имиджа Израиля. При таком невероятном давлении изнутри и извне Израиля будем надеяться, что это лишь первый шаг в этом направлении.

Илья ЛЕВКОВ

НОВОЕ РУССКОЕ СЛОВО: АПТИЛЛЕРИЯ БЬЕТ НО СВОИМ


Previous PostNext Post