Fist Fights of the Presidential Contenders

Venya Liberty News


Илья Левков, Нью-Йорк
Ни комментаторы, ни политики Европы, не говоря о других континентах и странах, не могут представить себе этот невероятный политический марафон, начатый ради борьбы за пост американского президента. Как можно выдержать марафон, который длится почти три года, и как физически, эмоционально и политически можно выдержать такое давление и перманентный стресс?

Эта тема изучена до последней косточки последнего избирателя. Сегодня мы коснемся лишь последнего рывка, а именно последниъ 50 дней, которые включают в себя дебаты, куда и летят последние подготовленные идеологические гранаты.

На этом этапе лобовой атаки и проявляется прочность политического хребта каждого кандидата. Нынешний поединок произойдет между президентом Обамой и претендентом от Республиканской партии Миттом Ромни. И если Обама выходит на ринг не раненым и не истощенным, то Ромни, прежде чем добраться до центрального ринга, должен был выбить десяток претендентов в кандидаты и еще восьмерых, которые шли против него до полного политического истощения. Кроме того, действующий президент всегда имеет преимущество по сравнению с претендентом, потому что он творит новости и, таким образом, именно в его руках решение, какой будет повестка дня.

Как же будет проходить этот последний и решительный бой?

Республиканцы и по сегодняшний день не простили Маккейну того, как он вел бой четыре года назад. У Обамы имелось два пряника: «Перемены, в которые мы можем поверить» и «Да, мы можем!», которыми соблазнились избиратели, уставшие после восьми лет каденции республиканского президента Буша. Обама умно решил стать символом Больших и Радикальных перемен. Его речи были красивы, но пусты по содержанию. Его прошлое было малоизвестно и не добавляло ему политической кредитоспособности. В его «шкафу» притаилось несколько политических скелетов, а именно: отношения с радикальными лидерами 60-х годов и отношения с его фанатичным пастором, открыто ненавидящим Америку.

Чтобы победить Обаму, Маккейн должен был снять белые перчатки и взять в руки политический кастет, как это и посоветовал ему Эд Роллинс бывший советник Рейгана, который описал свой 30-летний опыт в политике в мемуарах «Обнаженные кулаки» (1997) и который был когда-то боксером-любителем. Маккейн не воспользовался его советами, не пошел в лобовую атаку против Обамы и не потребовал от него доказательств его лозунгов и деклараций. Маккейн воспринимал подобный подход ниже своего достоинства офицера и джентльмена, каковым он был от рождения. Свою политическую ответственность перед избирателями Маккейн отодвинул на второй план. А на третьем осталась Республиканская партия и ее шансы победить. Настоящий бой не состоялся, что и открыло врата победы Бараку Хусейну Обаме.

Подобная ситуация повторяется и сейчас – с одним-единственным изменением: Ромни воспринимает себя джентльменом во фланелевом костюме. Несмотря на его интенсивную подготовку к предстоящим трем дебатам, Ромни трудно будет разбить Обаму, не пролив его крови так, как это неприемлемо в американской политике. Подобное удалось лишь Рейгану, который в 1980 году убийственно мягко упрекнул Картера: «Вот и опять вы повторяетесь». После такого нежного нокаута Картер больше не поднялся.

Самое удивительное, что однажды Рейган уже произносил эту реплику. Я обнаружил ее в одном из его фильмов 40-летней давности, она была обращена к актрисе Бетт Дэвис в фильме 1939 года «Черная победа». Поняв, что огласить этот факт – значит подорвать позицию Рейгана и воскресить Картера, я решил держать язык за зубами и оставить его для главы «Как я единолично избрал Рейгана и перевернул мир» в моих будущих мемуарах…

Вот на этой точке судьба и подбросила Ромни хоть и не кастеты, но все-таки два серых перышка, как в одной сказке. Первое перышко «подарил» Ромни не кто иной, как сам редактор раздела Op Еd «Нью-Йорк таймс» Эндрю Розенталь, опубликовав 31 августа статью Брайана Катулиса (Brian Katulis) «Республиканцы в поисках внешней политики». В этой статье позиции Ромни автор разносит в пух и прах. Начиная с того, что в речи на съезде республиканцев Ромни уделил лишь три минуты из 39-ти внешней политике, не упомянув ни разу такие серьезные темы, как Афганистан, компьютерная безопасность, Сирия и «арабская весна». Да, главными целями атаки намечались стагнация экономики, высокая безработица на протяжении 42-х месяцев и госдолги. Но «пламя гнева» новоиспеченных арабских демократов перевернули поле боя в Вашингтоне вверх ногами. Если до сегодняшнего дня речь Обамы 6 июня 2009 года в Каире не принесла положительных плодов, то нынешнее негодование в 20 арабских государствах сокрушило чаяния и надежды президента, что Америку под его лидерством будут уважать и любить в арабском мире.

Сейчас тема Ирана набирает обороты, как и туманная политика США в отношении Сирии. На конференции независимых государств в Тегеране «великий лидер» аятолла Хомейни описал Израиль, как «стаю сионистских волков и кровопийц, которые контролируют мировую прессу». И никто не встал и не вышел из зала. Госдеп промолчал. Президент Обама не нашел минуты в своем плотном графике, чтобы отреагировать на угрозу единственному дружественному Америке государству на Ближнем Востоке.

Какой урок извлекли из этого аятоллы Тегерана? Они увеличивают количество центрифуг для обработки урана, объезжая «мины» санкций Запада и Америки… Сможет ли Ромни соорудить эффективную дубинку из всего этого для предстоящих дебатов с Обамой? Нам остается лишь ждать и надеяться.

Второй подарок судьбы упал на Ромни… если не прямо с неба, то все-таки в некотором смысле из эфира… Я, как вы догадались, говорю об актере Клинте Иствуде, олицетворяющем героя, который не поддается манипуляциям ни политиков, ни их боссов в полиции. Многие реплики, произносимые героями Иствуда, стали крылатыми в английском языке.

Так как Иствуд – легенда не только американского, но и мирового кино, никто не попросил его предварительно представить специалистам текст своей речи. Перед тем, как актер вышел на сцену, его спросили, нужен ли ему стул? Он утвердительно кивнул. Выйдя на сцену и увидев пустующий стул, Клинт мгновенно из оратора превратился в актера. И здесь начинается неписаный и не подготовленный классический театр Абсурда с заглавной буквы — диалог Актера с президентом-невидимкой, сидящим на стуле…

Клинт Иствуд с «Бараком Обамой». Фото: AP/J. ScottApplewhite

Этот диалог пересек границы салонного тона общения и тем самым расширил линию конфронтации с президентом. Примет ли Ромни этот подарок Иствуда или отклонит его подобно Маккейну в 2008 году, не пожелавшему снять белые перчатки? Окончательный итог выборов будет зависеть от решения Ромни.

Для нас, привыкших вести разговоры с зарезервированным стулом каждый Седер-Песах, здесь нет ничего нового. Для любителей пьесы Эжена Ионеско «Стулья», которая идет вот уже 60 лет, это тоже не новый трюк. Что здесь радикально нового, так это сама лексика по отношению к президенту. Вот несколько характерных примеров.

«Г-н президент, как вы объясните, что обязательства, которые вы раздавали в вашей предвыборной кампании, не выполнены? Нет, я не замолчу. Сейчас моя очередь задавать вопросы. Да, вы самый выдающийся, но когда кто-то не справляется со своими обязанностями, мы его увольняем.

Я говорю здесь от имени всех в зале. Не нужно быть мазохистами и голосовать за тех, кого мы не хотели бы видеть у власти, просто потому, что они кажутся нам хорошими парнями. А может, а не такими уж хорошими…».

Более дерзкие «диалоги» были в стиле героических персонажей Иствуда.
«Ты абсолютно ненормальный. Начинаешь смахивать на Байдена. Да, мы все знаем, что Байден — интеллект Демократической партии. Этакая большая ухмылка с приставленным к ней туловищем. Господин президент, вы юрист. Может, пора уже взяться за дело бизнесмену? Блестящему бизнесмену. Такому, как господин Ромни. Так что вам, пожалуй, стоит просто отойти в сторону и не мешать… А вам, может, останется самолет. Не такой большой, конечно, не этот адский пожиратель бензина, на котором вы перемещаетесь от колледжа к колледжу, где рассказываете студентам о всяких там кредитах. Вы же за экологию — зачем вам такая махина?
Крики из зала:
– Скажи ему: Go ahead. Make my day!
– Я больше не произношу этих слов.
Требования из зала продолжаются…
– Хорошо, я начну, а вы закончите.
– Goahead…
Зал: Makemyday!».

Может быть, вы помните, как Клинт Иствуд играл Грязного Гарри в фильме «Внезапный удар». Держа в руках очень большой пистолет, он вызывает на поединок вооруженного головореза, ждет от него чего-то ужасного и говорит: «Ну давай, порадуй меня (makemyday)!»…

На нынешнем этапе итоги революционных выборов 6 ноября зависят от того, будут ли они ограничены лишь выкриками на съезде партии или трансформируются в форму полевой активности? Примет Ромни советы Эда Роллинса или предпочтет остаться джентльменом в сером фланелевом костюме?

Copyright © IlyaLevkov 2012
Колумнист «МЗ» Илья Левков – политолог, основатель и президент издательского дома «Либерти» в Нью-Йорке


Previous PostNext Post